§

Права пациентов

Задать вопрос

12.10   Риски медицинского вмешательства

 

В рамках получения информированного согласия пациента наибольший интерес со всех точек зрения вызывает предоставление сведений о риске медицинского вмешательства, поскольку именно риск является важнейшим обстоятельством, которое необходимо обсуждать перед вмешательством.

В действующем законодательстве отсутствует определение риска медицинского вмешательства, хотя сам термин упоминается в ст. 20 Основ.

С.Г. Стеценко отмечает, что оказание медицинской помощи – это процесс, который характеризуется отсутствием заранее прогнозируемого результата[1].

Такая позиция вызывает неизбежный вопрос: если прогноз не известен, зачем вообще пробовать лечиться? Может, само пройдет? Вот, например, «время лечит» – чем не способ избавиться от болезней? А рисковать, чтобы попробовать – это уже эксперимент, граничащий с нарушением нормы «не навреди» и почти преступление. Как показывает история человечества, временем лечится далеко не все, – нужна медицина.

В реальности сейчас любое медицинское вмешательство прежде, чем будет разрешено к использованию на территории России, должно доказать свою эффективность и безопасность, например, с помощью проведения клинических испытаний. Таким образом, выясняется обычный результат того или иного вмешательства, что и превращает медицину в науку, а не в «езду в незнаемое» без прогнозов. В противном случае, можно было бы пробовать лечить что угодно чем угодно, но так никто не делает. Врачи всегда знают основные риски заболеваний, предполагают исходы, а также выбирают наиболее подходящие методы лечения.

Следующий вопрос – о гарантиях медицинского вмешательства. Гарантировать результат в медицине, действительно, трудно, поскольку человек – многосложная система, и просчитать точно, как она отреагирует на ту или иную манипуляцию, затруднительно. Это не означает, что врач ни за что не отвечает. Свой выбор врач должен всегда обосновывать. Тем более, что довольно широкий спектр последствий любого вмешательства известен современной медицине заранее.

К тому же, предупреждать о существующих рисках того или иного медицинского вмешательства – обязанность медицинских работников согласно ст.ст. 20, 22 Основ.

О.А. Красавчиков отмечает, что «там, где по указанию закона компенсационные обязанности возлагаются независимо от вины, они означают, что вместо ответственности возмещение вреда происходит по системе риска»[2]. Таким образом, риск противопоставляется ответственности.

В.А. Ойгензихт также противопоставляет риск вине, определяя его как «психическое отношение лица к своей или чужой деятельности, выражающееся в сознательном допущении отрицательных последствий»[3].

Однако риск трудно назвать психическим отношением к деятельности.

С.И. Ожегов определяет риск как «действие на удачу в надежде на счастливый исход».

В Толковом словаре В.И. Даля указывается: «рисковать, рискнуть – пускаться на удачу, на неверное дело, наудалую, отважиться идти на авось, делать что-то без верного расчета, подвергаться случайности, действовать смело, предприимчиво, надеясь на счастье… Риск – отвага, смелость, решимость, предприимчивость».

Согласно В.И. Серебровскому, риск – это прежде всего опасность[4].

При этом он отмечает, что под риском можно понимать:

1.   Событие (в большинстве случаев – вредоносное), выделяя такие его признаки как возможность наступления, неизвестность, событие должно относиться к будущему времени, его правомерность;

2.   Возможность или вероятность наступления события;

3.   Необходимость нести невыгодные последствия[5].

Риск – это прежде всего вероятность наступления или ненаступления определенного события, и тогда можно дать такое определение:

Риск медицинского вмешательства – вероятность наступления неблагоприятного исхода для жизни или здоровья пациента, а также вероятность недостижения той цели, ради которой проводится медицинское вмешательство.

Риск оценивается экспертом: а) по наличию объективных и субъективных условий для возникновения неблагоприятного исхода или недостижения поставленной цели медицинского вмешательства; б) по выполнению объема и качества профилактических мер неблагоприятного исхода и недостижения цели медицинского вмешательства[6].

Согласно В.А. Ойгензихту риск вне сочетания с противоправными действиями может служить основанием распределения убытков, а в соединении с противоправностью – являться основанием ответственности[7].

В этом, а именно в вероятности наступления ответственности (морально-психологической, экономической, дисциплинарной, правовой и т.п.) за совершение противоправных действий, и состоит врачебный риск.

На врача, причинившего пациенту вред, распространяются так называемые «обязательства из причинения вреда», которые опираются на принцип так называемого генерального деликта. Согласно ему, вред причинять запрещено, в частности, если лицо не было управомочено нанести вред. К числу таких случаев относится вред, причиненный по просьбе или с согласия потерпевшего.

Предоставив лицу сведения о риске медицинского вмешательства при условии последующего согласия на данное вмешательство с учетом правомерности деяний медицинского работника, врач должен освобождаться от ответственности. Для этого необходимо наличие следующих условий:

1)  предоставление надлежащей (с позиции достоверности, включая обоснованность, доступность, достаточность и своевременной) информации о вероятности причинения вреда, который наступил в результате действий медицинского работника при исполнении своих профессиональных обязанностей;

2)  правомерность (научная обоснованность) тех действий медицинского работника при исполнении своих профессиональных обязанностей, в результате которых наступил вред;

3)  последующее за предоставлением информации о риске наступления вреда согласие на медицинское вмешательство.

Таким образом, будет происходить примерно то, о чем говорит Ойгензихт: с одной стороны, риск – перераспределение убытков, с другой, при определенных условиях – основание ответственности.

 

[1]        Стеценко С.Г. «Право и медицина: проблемы соотношения». М.: «Международный Университет (в Москве)», 2002. С.197.

[2]        Красавчиков О.А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. Указ. изд., стр. 154.

[3]        Ойгензихт В.А. Проблема риска в гражданском праве. Душанбе, 1972. С.77.

[4]        Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. – М.: Статут, 2003. С. 390.

[5]        Там же, с. 407-502.

[7]        Ойгензихт В.А. «Проблема риска в гражданском праве», Душанбе, 1972, стр.216