§

Вопросы пациентов

Задать вопрос

Стационары сейчас, как правило, используют унифицированные расписки, в которых отражаются, юридически значимые последствия медицинского вмешательства.

Расписка  общего характера, как в вашем случае, говорит не в пользу врачей, а против них, поскольку согласно закону (ст. 31 Основ законодательства об охране здоровья граждан) важны детали: диагноз, риски, прогноз, альтернативные способы вмешательства и т.п.  И если всего этого не указано, то по вашей расписке суд легко поймет, что информирования в объеме, отраженном в законе, не произошло.

Здесь нужно понимать, а что вы хотели знать? И эти вопросы вам и следовало задать врачу. Расписка нужна врачу, а вам нужна информация… наверно.

По вашей просьбе вас должны были проинформировать о том, каковы могут быть осложнения оперативного вмешательства. В идеале, эта информация должна быть научно обоснована. То есть из медицинских источников (желательно с указанием на них) должны быть взяты проценты исходов: столько-то перитонитов, столько-то осложнений анестезии и т.п. – это риски.

Также там должна быть информация о том, сколько позитивных исходов (прогнозы), иначе, как понять, что лучше делать операцию, чем ее не делать. Должна быть информация об альтернативных вариантах лечения, а если их нет (как в вашем случае), то указание на безальтернативность. Так же должны быть указаны рекомендации по подготовке к операции, общая (обычная) продолжительность операции, вид наркоза и иные существенные детали, а после нее рекомендации по поведению в реабилитационный период.

Это – требование закона к объему информирования в силу закона, а не в силу вашего мнения, но…

В ситуации, когда у вас нет выбора (а при воспалении аппендицита считайте, что его нет, потому что речь идет о состоянии, угрожающем жизни, когда может помочь лишь хирургическое вмешательство), ненадлежащая информированность никакой ответственности для врачей за собой не влечет, несмотря на то, что закон нарушается.

Дело в том, что судья может задать вам единственный вопрос: вы отказались бы от операции, если бы знали, что она может привести к тяжелым последствиям, учитывая, что отказ от операции неизбежно приводит к смерти? Как вы понимаете, ответ заложен в вопросе, а значит, ненадлежащая информированность в данном случае ничего за собой не влечет. Суд будет исходить из предположения (и обосновано), что обычно люди соглашаются в таких случаях на операцию, чтобы спасти свою жизнь, даже если бы жизнеспасающим был только 1% операций, а здесь он заведомо выше.