§

Вопросы пациентов

Задать вопрос

Консультации и составление документов в «Лиге» бесплатные. А вот ведение дел адвокатом (мы лишь сотрудничаем с некоторыми из них,  но в штате их не имеем) может оказаться не дешевым. Заметного числа адвокатов в сфере здравоохранения не появилось, потому что адвокатская работа в этой сфере очень дорогостоящая в силу психологической, медицинской и юридической специфики, пациенты не готовы за это адекватно платить. К тому же вопрос оплаты в таких делах часто становится вопросом этики: как можно с матери пожилого возраста, потерявшей, как она считает, по вине врачей, единственного сына, взять деньги за защиту ее прав? С другой стороны, обращение пациента в суд без адвоката или грамотного представителя чревато проигрышем даже перспективного дела, поскольку пациенты не имеют специальных познаний ни в медицине, ни в юриспруденции.  Сейчас, например, еще продолжается процесс, где против нас в суде выступает «скамейка» ответчиков в составе представителя Правительства Москвы, Департамента здравоохранения Москвы, главного врача родильного дома, адвоката с двадцатилетним стажем следователя и академика РАМН (специалист, приглашенный ответчиком). У истца без нашей поддержки, как вы понимаете, шансов не было, но сообща мы дело по первой инстанции уже выиграли. Ждем кассационного спора. Я денег за участие в этом процессе не получал, но не исключаю, что если кончится все нормально, меня отблагодарят, как уже было не раз. Но это – не бизнес, как вы понимаете. Ведь никто не знает, чем закончится суд.

Поскольку мы сами не ведем коммерческую деятельность, то и цен на адвокатов я не знаю, но представьте, что вам надо оплатить работу адвоката в течение двух и более лет. Я думаю, что процесс будет стоить минимум две тысячи долларов, или судебное заседание от двухсот долларов и выше, но это предположения.

Сложность дел, как вы знаете, усугубляется тем, что независимых экспертных организаций в России, имеющих лицензии на проведение судебно-медицинской экспертизы, гистологических исследований и т.п., так и не создано. Бюро судебно-медицинских экспертиз подчиняются областным управлениям здравоохранения. Патологоанатомические бюро и вовсе располагаются на территории больниц и подчиняются их главным врачам. Ясно, что эти зависимости предопределяют некорректность судебно-медицинских и патологоанатомических заключений в пользу врачей. Это затрудняет объективность правовых оценок, лишает саму систему здравоохранения возможности исправлять ошибки.
Существует запрет бюджетным учреждениям на любые выплаты в пользу пациентов. Любое отступление от сметы расходов расценивается как нецелевое использование средств, уголовно наказуемое деяние. Таким образом, государственные и муниципальные учреждения вынуждены судиться с пострадавшими пациентами, даже тогда, когда они сознают свою вину. Эта проблема не решена.

И всем этим сложностях пациент и адвокат могут противопоставить только уверенность в правоте, а также свои знания и опыт при минимуме ресурсов. Конечно, это «донкихотство», но без него невозможно движение к справедливости и правде, которую хотят знать люди.