§

Вопросы пациентов

Задать вопрос

Альбина, данный случай должен быть рассмотрен прокуратурой, должна быть дана правовая оценка и действиям скорой помощи, и стационарной. Причем, сделать это несложно. Нужно сравнить историю болезни и карты вызова «скорой» с текстами приказов Минздравсоцразвития: Приказ МЗиСР РФ от 5 сентября 2006 г. N 643 «Об утверждении стандарта медицинской помощи больным с инсультом, не уточненным как кровоизлияние или инфаркт»; Приказ МЗиСР РФ от 1 августа 2007 г. N 513 «Об утверждении стандарта медицинской помощи больным с инсультом (при оказании специализированной помощи)».

Ваши рассуждения как раз являются обычным примером того, как врачи пациентам промывают мозги, делая виноватым кого угодно, кроме себя. Из вашего письма, в основном, следует, что кроме первого дня, где виноваты врачи «скорой», ваш папа умер из-за отсутствия томографа (какого, кстати: магнитно-резонансного или компьютерного?).

Но на самом деле, широко известно, что для больных с инсультом важны первые несколько часов, а Приказ МЗиСР РФ от 5 сентября 2006 г. N 643 «Об утверждении стандарта медицинской помощи больным с инсультом, не уточненным как кровоизлияние или инфаркт» вовсе говорит о необходимом наборе помощи в условиях «скорой помощи» в течение 30 минут. И, похоже, здесь дибазолом не должны были обойтись.

Очевидно, ваш отец не получил в первый день медицинской помощи по поводу того заболевания, которое угрожало его жизни, а это может квалифицироваться, как преступление согласно ст. 124 УК РФ «Неоказание помощи больному», повлекшее за собой смерть.

В то же время, как видите, здесь нет ни слова о томографии, на которую пытаются все списать (типа, мы бедные, нищие – что с нас взять). Наша практика показывает, что пациенту в стационаре могут не дать и антибиотик стоимостью 20 рублей при диагнозе сепсис – поэтому сложное оборудование и недоступные медикаменты здесь, как правило, ни при чем. Хотя, конечно, наличие томографии позволяет видеть локализацию инсульта, дифференцировать ишемический и геморрагический инсульт (что важно с точки зрения лечения), его объем, смещение структур головного мозга, наличие тромбов и т.п., но это нужно позднее, чтобы оценить прогнозы, тяжесть поражения, необходимость оперативного вмешательства и его объем. И это уже в стационаре, хотя, например, в стандарте даже в стационаре при диагнозе «преходящие транзиторные ишемические атаки» томография не значится, и является далеко не единственной диагностической процедурой, позволяющей оценить состояние больного.

Поэтому, оценив работу скорой помощи, также нужно оценить работу стационаров, но уже с использованием второго приведенного мной приказа.

В целом, здесь надо понимать, что следование стандартам обеспечивает диагностику и лечение доказанной эффективностью и безопасностью, поскольку стандарты пишутся с использованием зарекомендовавших себя на многих пациентах наилучших практик. Поэтому, хотя отступление от стандарта возможно, но требует очень серьезных обоснований, поскольку ставит врача перед необходимостью объяснять это отступление в суде.

Нужно понимать, что правовой метод реагирования позволяет «просветить» всю ситуацию от начала до конца: были ли проявления инсульта, правильно ли и своевременно ли был поставлен диагноз, правильно ли назначено лечение, выполнялось ли оно на всех этапах правильно, необходима ли была дополнительная диагностика (включая томографию), доступна ли она была врачам, если «нет, не доступна», - кто не обеспечил доступ в силу существующих стандартов и т.д.